Предок: «Стрит-арт – это не хулиганство»
19 октября 2013 в 10:45 1601
Предок, он же Максим Самосевич - уличный художник, всколыхнувший своими работами около года назад спокойный и размеренный Брест. Его деятельность недавно «легализовали» в Витебске. А в родном Бресте позитивные подвижки есть, но результата пока нет.

В Витебске Максиму выделили для росписи торец трехэтажного дома, находящегося на балансе города. В Бресте же Предок пока довольствуется небольшим куском стены на улице Республиканской, для росписи которой, к слову, нужно еще найти средства на материалы. 

Уличный художник рассказал корреспонденту «Мой Брест» о том, как ему удалось убедить администрацию города в том, что такое искусство имеет место быть.

«Вот в Витебске все проще»

- Насколько мне известно, ты обращался в Брестский горисполком с просьбой выделить тебе площадь для творчества?

– Да, я пришел в отдел культуры. Мне сказали, что отдавали мои рисунки в ЖРЭУ, но ничего дальше не идет, нет стратегии, никто не знает, что с этим делать. В Бресте нет определенного человека, который бы отвечал за это.

- А как ты «выбивал» стену в Витебске? Там тебе выделили торец жилого трехэтажного дома.

– Вот в Витебске все проще. Там, когда я прихожу и говорю: «Можно ли получить эту стену?», мне объясняют, что в принципе я могу, но сначала нужно попробовать на первом объекте. То есть я пришел, мне дали такой объект, я попробовал и в последствие я смог получить более хорошую стену, чтобы там рисовать. В Витебске я разукрашивал торец трехэтажного дома. И он, притом, был на балансе города. И все очень просто было. Когда я разукрашивал, милиция даже не спрашивала ничего. Наоборот, люди рады, что я рисую, спрашивали, фотографировали. Людям интересно, что происходит в жизни города. Для них это подарок.

В Витебске этим занимается главный архитектор города. Он ставит подписи. Это согласовывается как наружная реклама.

- А в Бресте? Может тоже попробовать просить площадь под рекламу?

– А в Бресте… Ну, это можно, конечно, делать наподобие рекламы. Но я даже не знаю, с кем здесь согласовывается реклама.

В августе я приносил свои эскизы. В итоге через месяц мне пришло письмо. В письме было написано: «Мы дадим вам пробный объект». Дали стену на улице Республиканская. Но она маленькая очень. Я бы хотел, к примеру, стенку пятиэтажки, торец. Их полно. Но уже сезон уходит, сейчас холодно. Сейчас мне проще поехать в Гомель. Потому что там сейчас все рисуют. Я там сделаю работу.

«Стрит-арт – это все, что происходит на улице»

- Ты сказал, что в Гомеле все рисуют. Сейчас проходит какой-то фестиваль?

– Сейчас в Гомеле проводят акцию Must Act. Возможно, ты слышала, что в Могилеве в августе уже проводилась такая акция, когда городские власти дали место художникам – дворик, организатор нашел спонсоров и все там рисовали.

- Стрит-арт в первую очередь ассоциируется с хулиганством. А что есть стрит-арт для тебя?

– Стрит-арт – это не хулиганство. Хулиганство – это, скорее, вандализм. Ведь стрит-арт – это все, что на улице происходит. Это ведь уличное искусство: «стрит» и «арт». Поэтому у него есть много своих граней, направлений. Есть уличная скульптура, уличная инсталляция, росписи стен, есть вандализм, граффити. Это все относится к стрит-арту. Для меня даже дорожка в этом нашем сквере (встреча проходила в сквере на Гребном канале – прим. автора), будь она красивая (а здесь она не очень красивая, я считаю) – был бы уже хороший стрит-арт. Это вообще визуальная красота, уличный дизайн, я бы сказал. Однако люди спорят постоянно: стрит-арт должен быть легальный или не легальный? Есть стрит-арт, который делается нелегально. Например, знаменитые работы Бэнкси и прочих художников, которые его копируют и делают что-либо нелегально. Но я хочу высказать свою позицию. Стрит-арт – это красота. Сюда я бы отнес также и ландшафтный дизайн, да и вообще всю эстетику. Лично я специализируюсь в данный момент на росписях стен. Это называется мурализм. «Мурал» - это фреска, если перевести. Мне сейчас это проще делать.

«Нужно, чтобы люди поняли, что это нормальный процесс – рисовать на стенах»

- Что сейчас можно сказать о брестских стенах и тех, кто их разрисовывает нелегально?

– Если посмотреть на те стены, что сейчас есть в Бресте - это в основном вандализм. Граффити очень быстрые, например, в течение трех минут. Это «бомберы» называется. И та молодежь, которая сейчас достаточно бурная, она начинает рисовать ночью вот эти быстрые штуки в течение нескольких минут. Чтобы их не поймали и они могли бы оставить после себя хоть какой-то след в этом городе.

А у меня есть предложение для города. Я хочу, чтобы были выделены какие-то места, где бы люди могли рисовать свободно. Мне объясняли, что есть в парке. Но тех стенок мало для Бреста. Нужны еще места. В принципе можно было бы отдать железнодорожную линию в Южном городке. Там, где забор. Но можно поступать и иначе: отдавать торцы 5-этажек, 10-этажек, как практикуют в Европе. Там даже жильцы могут нанять художников, дать ему материалы и заплатить гонорар.

- Почему ты решил рисовать на стенах, а не в мастерской на холстах?

– Это же очевидно. Ну, вот рисуешь ты на холсте – и что с этим делать дальше? На стенах я готов рисовать бесплатно. Мне просто это интересно. Если я живу в этом городе, мне приятно идти по улице и видеть свой рисунок, видеть какое-то преобразование. Вроде, была какая-то обычная стена и вот на ней появилось что-то новое. Мне самому интересно так жить. Я участник города, городской среды. Я имею право. Стрит-арт – он для всех. Все имеют право на социальную среду города и все могут взаимодействовать в ней, делать ее удобней и приятней. Может кто-то высказывает свою позицию в плане вандализма, уничтожения чего-то, но я делаю свой выбор на более красивую эстетику.

Беседовала Виктория ГОМОЛИНСКАЯ, 

фото: http://litary.net

Поделиться:

Добавить комментарий
Email: