«С Румасом дружеские отношения». Бизнесмен, который привез Марадону в Брест, дал большое интервью
28 ноября 2018 в 10:04 123
Теги: футбол
Уже два с половиной года главным возмутителем спокойствия в белорусском футболе является брестское «Динамо».

И если результаты команды еще далеки от выдающихся (она никак не может попасть в призовую тройку чемпионата Беларуси), то в части пиара клубу, пожалуй, нет равных. Все это время фактический хозяин брестского «Динамо» Александр Зайцев оставался в тени. И лишь недавно стал общаться с прессой.

На минувшей неделе Александр Зайцев дал интервью TUT.BY, в котором приоткрыл завесу тайны над своей персоной, рассказал о приезде Диего Марадоны в Беларусь, поделился взглядом на будущее белорусского футбола, поведал о строительстве нового стадиона в Бресте, но полноценный рассказ о своем бизнесе отложил до следующей встречи.

04_zaycev_dinamo_20181115_zam_tutby_phsl.jpg

— Два года назад широкая общественность впервые узнала о вас как о бизнесмене и руководителе футбольного клуба. Все это время вы хранили молчание. Почему сейчас решили дать интервью? Становитесь публичным человеком? Или хотите развеять ненужные разговоры вокруг себя и команды?

— Забавно дать интервью самому себе. Мы же с вами почти полные тезки на самом деле. (Улыбается.)

А если серьезно, то, скорее всего, второе. Я не был и не собираюсь становиться публичным человеком. Просто иногда надо давать комментарии от первого лица на ряд вопросов.

— Тогда, перефразировав известную фразу, спрошу: «Who is Mr. Zaitsev?» Как вы оказались в футболе?

— Я тогда отвечу анекдотом. Чемпиона мира по плаванию спрашивают, как он пришел в плавание. «Поскользнулся», — ответил чемпион. Я тоже, можно сказать, оказался в футболе случайно. Родился под Брестом. В детстве болел за брестское «Динамо». Когда несколько лет назад клуб мог стать банкротом и вылететь из высшей лиги чемпионата Беларуси, мне стало обидно за такое положение дел. Это была дань детству, если хотите.

— Было ли за два с половиной года время, когда пожалели, что ввязались в этот проект?

— Нет, я лишь жалел, что было мало времени на подготовку: вникнуть во все процессы, сформировать команду управленцев. Зеркальным отражением просчетов стало то, что клуб не выполнил ни одной из поставленных задач на этот сезон: надо было занять второе или третье место в чемпионате страны либо остаться в борьбе за Лигу Европы.

— Санкции к игрокам были применены?

— В процессе. У нас существует и система санкций, и система поощрений. Не сказал бы, что нашел оптимальное решение. Дело в том, что я футбол отношу к сфере развлечений. И мне кажется, в этой сфере очень сложно найти «золотую середину».

— Для вас футбол — это бизнес или что-то другое?

— Бизнес. Я считаю, что футбол, бокс, большой теннис, может быть, биатлон должны хорошо монетизироваться. Есть, конечно, феномен североамериканских лиг — NBA, NHL, MLS, NFL. Мы стараемся на них ориентироваться.

Мировой футбольный рынок растет серьезными темпами, и Беларуси глупо оставаться вне этих процессов.

Судите сами: рост прибыли европейских футбольных клубов — очевидный факт. На 140% за последние 6 лет в среднем на 54 лиги. Общее количество международных трансферов выросло на 31%. За это же время средняя сумма трансфера выросла на 52%. С октября 2010 года более 55 миллиардов долларов были потрачены на трансферы, при этом клубы совершили немногим более 100 тысяч международных трансферов профессиональных игроков.

Бесспорен рост стоимости телевизионных прав. Ни у одной из ведущих топ-5 лиг не было за последние 5 лет снижения стоимости пакета. В итоге — в Англии более 3,5 млрд евро в 2016/17 годах, в Испании — более 1,2 млрд, Германии — около 0,9 млрд, Франции — 0,7 млрд.

Если кому-то в боязнь гоняться за большими чемпионатами, то обратите внимание — даже в маленьких лигах рост: в Польше с около 35 млн евро в последние 2 года рост стоимости пакета — до 58 и 60 млн евро на последующие 2 года. В Румынии — также более 60 млн евро. Каково?

«Нам не нужен стадион за 200 млн долларов»

— В Беларуси можно делать бизнес на футболе? Наверное, только борисовскому БАТЭ это удается

— Но БАТЭ летит на одном крыле. Основной источник дохода — это гонорары от выступления в еврокубках. Честь и хвала, что им столько лет это удается, но такая структура таит и ряд опасностей. Во всем мире есть еще пять ключевых источников доходов.

Огромные средства приносит продажа телевизионных прав. В ведущих лигах Европы, как говорил выше, это измеряется 1−3 млрд долларов. Наша федерация продает за 350 тысяч долларов. Это слезы, а не деньги.

Еще один значительный источник дохода — это продажа игроков. Рынок трансферов растет. Большие клубы тратят на трансферы большие бюджеты.

Отчисления спонсоров и рекламодателей также весомо пополняют клубный бюджет. Названия брендов на форме игроков, по периметру поля, на стадионе и так далее.

Пятым существенным источником дохода является «мерч». Это продажа сувениров, сопутствующих товаров. В ведущих клубах он занимает 10−12% от общего объема доходов. Не забываем про билетную программу: «Динамо-Брест» уже второй год подряд — самый посещаемый клуб страны.

20180519_bate_dinamo_brest_2018_final_023.jpg

— Реально ли все это в белорусских условиях? Дорогих игроков — один-два и обчелся, людей на стадионы приходит мало, футбольного телеканала нет, спонсоров назначают по указке сверху…

— Реально. Но должны быть выполнены некоторые условия. Если хотим получать доходы от телетрансляций и спонсоров, то необходимо менять структуру футбола, создавать премьер-лигу, инвестировать в стадионы, чтобы получалась хорошая телекартинка. Потребитель должен находиться максимально близко к главным действующим лицам — игрокам и тренерам. У нас сейчас таким требованиям соответствуют гомельский «Центральный» стадион и «Борисов-Арена». И с большой натяжкой — столичный «Динамо» из-за беговых дорожек.

Стадион в Бресте также не позволяет иметь хорошую картинку. У меня в начале года было желание перенести телекамеры с высокой западной трибуны на низкую восточную. Но так ничего и не получилось. «Брестский» очень ограничен в мощностях по электричеству. Для нас большая проблема провести каждый матч и воплотить все задумки.

— Поэтому вы решили строить новый стадион? Во сколько он вам обойдется?

— Стадион на 30 тысяч зрителей обойдется примерно в 60 млн евро. Нам не нужен стадион за 200 млн долларов. Если строишь для себя, не воруешь, то инвестиции за 10−12−15 лет окупятся. Не надо бояться этих цифр — и не такие задачи заваливали. (Смеется.)

На одном стадионе никогда не заработаешь. Нужен многофункциональный комплекс, внутри которого расположена арена. Принцип такой, как в аэропорту. Когда у вас пересадка и вы на несколько часов оказываетесь в замкнутом пространстве, то хотите вы или нет, но минимум чашку кофе или магнитик на холодильник купите. Человек, попадая на футбольный матч, тоже оказывается в замкнутом пространстве на часа четыре. И если организаторы способны предложить человеку интересное времяпрепровождение, то, конечно, он будет в этом комплексе максимально долго, потратит свои деньги.

Мы уже сейчас на своем стадионе, не приспособленном к реалиям современного маркетинга, с нестатусных матчей получаем прибыль в несколько тысяч долларов. К нам приезжали специалисты и удивлялись, как команда «Динамо», занимающая 8−9-е место [в чемпионате страны], привлекает так много болельщиков. Но люди не на нас ходят, а на интересное времяпрепровождение.

— Что за источники финансирования строительства арены? И к какому году стадион реально построить?

— Мы знаем, как привлекать деньги. Дешевые ресурсы есть, как для меня, в Швейцарии и Германии. Их легко занять. Но банки сами никогда не финансируют проект на 100%. Как правило, это 70−85% от общей суммы. Сложность пока состоит в том, чтобы обеспечить собственное участие, потому что надо отвлекать деньги из других бизнесов или где-то дополнительно зарабатывать.

Мы с партнером планируем в ближайшее время провести конференцию инвесторов в Абу-Даби. По предварительному интересу видим, что можем собрать пул инвесторов. Если по каким-то причинам этого не произойдет, то у меня есть план Б. Сейчас важно набраться терпения, хорошо проработать этот вопрос. Я знаю, что через 5−6 лет у нас будет свой стадион.

— А чтобы зарабатывать на продаже игроков, вы открыли академию?

— Брестский регион всегда славился своими воспитанниками. Были времена, что треть игроков национальной сборной были из Брестской области. Мы создали в первую очередь свою академию. В Бресте занимаются 118 ребят разных возрастов. В Александрии — 36. Мы рассчитываем открыть еще несколько филиалов в стране.

06_zaycev_dinamo_20181115_zam_tutby_phsl.jpg

— Почему Александрия? Родина президента?

— Все просто. Увидели, что люди с востока Беларуси очень неохотно отпускают детей в Брест. В Минск — еще да, а вот к нам — нет. Александрия находится посередине между Могилевом и Витебском, и таким образом закрываем этот регион. И там есть инфраструктура: отель, спорткомплекс, гимназия. Рядом Орша, где у меня бизнес. Это удобно администрировать. Еще один филиал хотим открыть на северо-западе. Причем это будет агрогородок или райцентр. У нас убеждение, что самоотдача и целеустремленность игрока закладываются в детстве. Поэтому надо открывать футбольные школы там, где ребята еще гоняют мяч во дворе и хотят добиваться результата.

— Вы также сказали, что надо менять структуру футбола, создавать премьер-лигу. Были же попытки создать «Майстар-лигу», но дальше разговоров дело не пошло…

— Беларусь едва ли не последняя страна в зоне УЕФА, где нет своей профессиональной лиги. Действительно, была попытка ее сделать. Застрельщиками выступили брестское «Динамо» и БАТЭ, который взял на себя флагманскую роль. В течение полугода пытались продвинуть эту тему. Но мне кажется, что были не правы в тот момент. Инициатива не должна исходить от конкретных клубов, потому что другие команды будут к этому ревностно относиться, подозревать в лоббировании каких-то интересов.

Главные цели создания такой лиги — это увеличение доходов клубов и развитие инфраструктуры. Придется решать комплекс задач. Надо изыскать механизмы компенсации доходов клубов, которые они получают от государства. От такого финансирования надо уходить. Те деньги, которые государство выделяет, клубами банально проедаются. Это вредно. Мозги тупеют.

Если мы и создадим премьер-лигу, то через адский труд. Как это произошло в соседней Польше. Но качество белорусского футбола не уступает тамошнему.

По игре белорусы лучше. Что показал польский клубный футбол на международной арене за последние 20 лет? Кто-нибудь у них, как у БАТЭ, регулярно куда-то попадал? Да и без БАТЭ — у нас, у Бреста, никогда не было проблем с польскими командами: еще аж в 2016-м обменялись победами с «Ягелонией», в прошлом — ничья с «Лехом», хотя могли и выиграть. В этом году — ничья с чемпионским составом «Легии», причем мы еще трижды попадали в штангу. Да и Фамейе, как всегда, стрелял по воробьям, в этот раз над Варшавой. Но что в Польше сделали классно — это свою лигу. И развивают ее. Доходы в 2 раза выше, чем в России.

05_zaycev_dinamo_20181115_zam_tutby_phsl.jpg

— Ранее федерация, наоборот, хотела отдать премьер-лигу на откуп клубам. Какие у вас отношения с главой АБФФ Сергеем Румасом?

— Дружеские. Мы с Сергеем Николаевичем знакомы давно. Еще когда он был первым зампредом правления Беларусбанка, а я незаметным клерком в недрах аппарата Совмина.

— Находите ли вы понимание в его лице в вопросах финансирования футбола?

— Румас понимает создание лиги глубоко. Считаю его одним из сильнейших управленцев в стране. Но от него не все зависит: если вы имеете в виду финансирование в рамках указа № 191, то это местные власти.

— Говорят, вы в последнее время также тесно общались и с Анатолием Капским, который недавно умер?

— До моего прихода в футбол знакомство было шапочное. Потом как-то сели, познакомились, хорошо пообщались, посмеялись. Он сразу подколол: «Ну что, лавочка в Бресте мне закрыта?» Я тоже отшутился: «Только за деньги». Нас действительно связывали теплые отношения. Жалко, что человека не стало.

Равного Анатольевичу спортивного менеджера в Беларуси я пока не вижу. Он смог сделать на пустом месте достойный продукт. Критерием успешности является регулярность — уже много лет БАТЭ является чемпионом и выступает в еврокубках. Он добился того, чтобы в Борисове появился современный стадион. БАТЭ можно где-то критиковать за недостаточное внимание к детскому футболу. Но мне кажется, это поправимые вещи. При должном подходе за несколько сезонов может появиться своя академия.

Тут не уйти от очевидных вещей. Владение клубом — единственная возможность обладать правами на молодых футболистов (после запрета владения правами на футболистов третьей стороной в 2013 году). А из-за высокой стоимости футболистов клубы инвестируют в собственные академии. 60% клубов в зоне УЕФА рассматривают академию не как затратную часть, а как возможность получения дополнительной прибыли.

«Я уже лет 10 резидент Объединенных Арабских Эмиратов»

— Какой общий бюджет футбольного клуба «Динамо» (Брест)? По данным газеты «Прессбол», в 2017 году он составлял 3,5 млн долларов.

09_zaycev_dinamo_20181115_zam_tutby_phsl.jpg

— Серьезные данные у газеты «Прессбол». (Смеется.) На этот год он увеличился и составляет около 5 млн долларов.

— Какое происхождение этих средств?

— Мы уже научились зарабатывать. До трети этой суммы — это доходы от рекламы, отчисления спонсоров, продажа билетов, атрибутики.

— Остальные средства?

— Заработанные в других [моих] бизнесах.

— Ваши ключевые активы — «Бремино Групп» и «Сохра Групп», которая является совладельцем клуба?

— Таки да. Но это далеко не все.

— Расскажите о них. Какую выручку они генерируют?

— Сегодня настроение говорить только о футболе.

— Ответьте хотя бы, откуда идет заблуждение, что брестское «Динамо» контролируют арабские шейхи?

— Возможно, дело в том, что я действительно лет 10 как резидент Объединенных Арабских Эмиратов. У меня там зарегистрированы ряд компаний. Мы приложили много усилий, чтобы продвигать белорусскую продукцию на рынках стран Персидского залива.

«Мы не рассчитывали только тратить на Марадону. Хотели вместе с ним заработать»

— Хорошо. Тогда все же объясните, как вы намерены превратить футбол в бизнес.

— Футбол — это длинный бизнес. Он выстроен как пирамида. В хорошем смысле этого слова. Отбить деньги можно, только когда повышаешь ставки. И при наличии определенного уровня элементов и моделей, о которых говорил выше. Мы хотим перетерпеть несколько лет и вклиниться в процесс извлечения доходов из общеевропейского пирога.

Поймите, мы продаем не футбол. Мы продаем сериал. Как бы ни выступал Брест, интерес к нему есть всегда. Многим людям, особенно нецелевой аудитории, интересен не столько футбол, сколько околофутбольные новости.

— Приезд Диего Марадоны в Брест из этой категории?

— Нет, тут другая история. Но Марадона такой человек, что с ним всегда получится сериал. Причем латиноамериканский.

maradona-reyter-brest.jpg

Приезд Диего — это дело случая. Мы хотели провести товарищеский матч с футбольным клубом «Аль-Фуджейра», который выступал во втором дивизионе чемпионата ОАЭ и который в то время тренировал Марадона. Он должен был вывести клуб в высшую лигу. Наследный принц эмирата Фуджейра, который курировал клуб, дюже разозлился, что команда не вышла в вышку с первого или второго места. Диего уволили. Он обиделся и удалился на свою виллу в Дубае. В заточении предавался просмотру телепрограмм. У нас возникла идея пригласить его в Брест. Но мы оказались четвертыми. У него уже были на руках предложения из Турции, Китая и Саудовской Аравии.

В нашу пользу сыграло то, что Диего считал, что на европейском рынке его стали забывать. Плюс к этому Марадона — социалист. Он где-то узнал, что в Беловежскую пущу к Петру Машерову приезжали охотиться и Че Гевара, и Фидель Кастро. В общем, произошла цепочка событий.

— У вас нет разочарования от этого сотрудничества? Стоит ли еще ждать Марадону в Беларуси?

— Мы знали про непростой характер Диего. Его невозможно заставить работать системно. Ему, конечно, хотелось тренировать. Но я смотрел в ютьюбе его тренировки — это сплошная дискотека. (Улыбается.) У нас подход к построению тренировочного процесса другой. Поэтому предложили пост председателя правления.

В силу непредсказуемости характера Диего мы не знаем, когда продолжится и чем закончится наше сотрудничество. Вряд ли у него возникнет желание зимой приехать в Беларусь, но потом все возможно.

— Во сколько вам обошелся приезд Марадоны?

— Это коммерческая тайна. Но поверьте, недорого. Мы не рассчитывали на него тратить. А рассчитывали вместе с ним заработать. Пока Диего находится в Мексике, мы с его адвокатами создали юрлицо в ОАЭ, где четко прописана его доля от тех доходов, которые он может принести. Сейчас ведем переговоры о привлечении определенных спонсоров под имя Диего. В частности, речь идет о рекламе одной из криптовалют в Китае. Довольно крупный контракт.

— Не могу не упомянуть еще одного участника вашего сериала — Артема Милевского. У него тоже характер непростой. Но в момент, когда, по мнению многих болельщиков, он стал лидером команды, ее лучшим игроком, вдруг расстались с ним. Почему?

milevskiy_fameye_dinamo_brest_shakhter_1.jpg

— Артем Владимирович, когда уходил из команды, отнесся к нам с уважением. Не сказал в наш адрес ни одного плохого слова. Я последую такому же принципу.

В целом, Брест старается не выносить на публику внутреннюю кухню. У нас в тот момент был острый кризис. Не было понимания между тренером и игроками. Это привело к целой цепочке событий, а не только к уходу Артема Милевского или Леши Гавриловича. В итоге все закончилось уходом игроков и сменой главного тренера. А Паша Савицкий взялся за ум.

Когда происходят такие конфликты, есть вина всех сторон, в том числе и моя. Я невовремя разглядел все [негативные] тенденции и невовремя положил им конец.

— С Савицким могли тоже расстаться, и глядишь, не надо было бы выплачивать компенсацию гродненскому «Неману» за переход футболиста в размере 265 тысяч долларов, которые вам насчитал арбитраж АБФФ.

— Я уже подробно высказывался по этому поводу одному спортивному изданию. С тех пор мое мнение не изменилось. Мы с уважением относимся к руководству, клубу, городу Гродно, но не собираемся ничего платить за Савицкого. Убеждены, что правда за нами. Случился прокол чиновников федерации. Они не хотят признать свою вину. Мы намерены отстаивать свою правоту во всевозможных инстанциях.

«Ничья с минским „Динамо“ для нас сродни поражению»

— И в завершение давайте поговорим о планах на следующий сезон. В связи с непопаданием в еврокубки какой будет бюджет брестского «Динамо» на 2019 год?

03_zaycev_dinamo_20181115_zam_tutby_phsl.jpg

— Даст Бог, бюджет клуба на следующий год останется на нынешнем уровне и, возможно, даже немного увеличится. С учетом того, что нам надо завершить строительство тренировочной базы в Красном Дворе, гостиничного комплекса, медицинского центра.

— Во сколько это вам обойдется?

— База? До 2 млн долларов.

— С главным тренером на следующий сезон уже определились? Телекомментатор Николай Ходасевич сватает Олега Дулуба.

— Это его право высказывать свое мнение. Да, где-то ошибались с тренерами. В то же время ценим Марцела [Личку] и Питера [Левена] за то, что они стабилизировали команду, добавили сплоченности, физической готовности.

Но опыта у штаба мало. Во многом из-за этого проиграли основным оппонентам: «Шахтеру» — в Кубке, БАТЭ — в чемпионате. Ничья с минским «Динамо» для нас сродни поражению. А в довершение всего — еще и с «Городеей» не справились. Результата нет. А других мерил я пока не знаю.

— С чем вы связываете будущее белорусского футбола в целом, если оно есть?

— Есть, конечно. Какая бы ни пришла дурь в голову — всегда найдутся единомышленники. Даже в отношении белорусского футбола. (Улыбается.) Так что я в будущее верю, но связываю его с коммерциализацией. Мы должны зарабатывать на себя сами.

Как уже говорил, Беларусь — одна из последних стран УЕФА, где нет профессиональной лиги, которая как раз и видится необходимым инструментом. Вроде бы как роль лиги — зарабатывание денег и взаимоотношения между клубами. Грубо говоря — регламент, права трансляций, спонсоры. А за федерацией — сборные, судейский корпус, низшие лиги, детский футбол и т.д. Но раскрутиться мы можем только при развитии инфраструктуры стадионов — ибо нам надо себя красиво продавать, продавать и продавать.

Конечно, на лигу необходимо вешать развитие инфраструктуры стадионов. Представишь, сколько стоит персональный стадион, — руки опускаются. А сколько их надо? Много. Шансов мало.

Но эти несколько жалких нюансов в нашем деле — это большой процент. Есть возможности даже и сейчас. Надо менять закон о рекламе и об игорном бизнесе. Допускать в спорт беттинговые конторы. Там деньги, и они готовы платить. Пока что реклама тех же букмекерских контор на спортивных мероприятиях запрещена. Таких моментов много. У нас футбол как старая дева — правильная, но недалекая. Получается замкнутый круг: футбол нищий — потому что он нищий. А по уму надо полностью уходить от госфинансирования.

Я догадываюсь, что от моих слов у большинства клубов полный памперс уже, но не тянешь требования по минимальному уровню стадиона — не играй в высшей лиге.

Требования, конечно, постепенно надо повышать, объявляя заранее. Цель — развитие белорусского чемпионата до топ-15 в Европе в течение, допустим, 15 лет.

Задачи при этом: уйти от госфинансирования, увеличить доходы клубов до как минимум 1 млн долларов в год для новичков лиги. Производить собственные пакеты для телевидения и спонсоров. Опыт Польши показывает, что лига лучше знает, как «улавливать картинку».

02_zaycev_dinamo_20181115_zam_tutby_phsl.jpg

Популяризация за рубежом и увеличение аудитории. Тут быстро ничего не будет. Привлечение топ-спонсоров, к примеру, возможно лишь по ходу роста аудитории.

Ну, вот. Это если очень примерными набросками, и есть картинка выживаемости белорусского футбола самого по себе как отдельного явления.

Александр Заяц, фото Вадим Замировский, tut.by

Поделиться: